«Женщина должна обеспечить мне быт, пока я буду мир завоевывать»

w_8d701ae5Он выглядит моложе своих сорока пяти. Образ жизни накладывает свой отпечаток. Можно ли сказать, что он живет в путешествии? Сколько раз в год Сергей отправляется в дорогу? Только за прошлый год он побывал два раза на Северном Урале, водил группы туристов на гору Сабля и на плато Маньпупунер, а осенью исследовал пещеры Башкирии. Не так уж много, зато это такие места, куда добраться дано не каждому. И его считают путешественником. Таким вот коми-Конюховым. Хотя его список путешествий гораздо меньше, чем у Конюхова. Впрочем, за количеством он не гонится. Его главная мечта - организовать  экспедицию на Северный Полюс. А пока он пытается развивать туризм в Республике Коми. С переменным успехом.

Ты в курсе, что тебя в Республике Коми считают известным путешественником?

Сергей смеется:

―Это после того, как я на Вайгач сходил. А до этого про меня вообще никто не знал. Сам я себя, конечно, известным не считаю, я просто путешественник. Вот Конюхов известный, даже великий, он постоянно рекорды ставит, хоть порой и сомнительные.

Разве путешествие на Вайгач - это не рекорд? Один, зимой…

― Да какой же это рекорд? Это, скорей, подготовка к более сложной полярной экспедиции на Северный Полюс.

Откуда в тебе эта страсть к путешествиям?

― Это я еще в детстве заразился. А началось с того, что к нам в класс пришел инструктор по туризму Сергей Журавлев  и сказал: «Ребята, приходите заниматься в турклуб, будем путешествовать». И весь наш пятый класс увлекся тогда походами. Мы занимались спелеотуризмом, в горы ходили. А к девятому классу я и сам стал инструктором. Еще на меня книжки очень большое влияние всегда оказывали. Я помню, впервые попав в пещеру, я был разочарован, там мне жутко не понравилось: сыро, холодно. А потом прочитал книгу о пещерах, потом еще одну, перечитал все, что нашел в библиотеке, и с тех самых пор меня от пещер было за уши не оттащить.

Ты окончил школу, потом педучилище, поступил в институт физкультуры?

―Да. Но у меня тогда интересы были совсем другие. Увлекся боксом. Стал кандидатом в мастера спорта, потом судьей, потом тренером. И еще моя жизнь в кабаках проходила, я так жил. О путешествиях вообще не думал. Женился, потом развелся. В один прекрасный момент понял, что делаю что-то не так. Бросил свою разгульную жизнь.

И стал готовиться к покорению Северного Полюса?

― Мне кажется, я об этом всегда мечтал, просто в детстве не мог себе представить, что это мечта может оказаться реальностью. Опять же книжки сыграли свою роль.  Я прочитал все, что было в библиотеках нашего города, про все экспедиции, я знаю все ошибки тех, кто ходил туда когда-либо. Я знаю, как избежать этих ошибок, как действовать во всех критических ситуациях.

То есть ты готов к покорению этой виртуальной точки?

― Абсолютно. Только с каждым годом у меня все меньше и меньше шансов достичь ее. К сожалению, мне уже 45 лет, с каждым годом я становлюсь старше, а для того, чтобы сделать это, нужна и хорошая физическая форма в том числе, и деньги немалые. Сначала, когда меня, как путешественника, никто не знал, я решил, что нужно себя испытать:  отправился в путешествие от Воркуты до побережья Карского моря. Это было мое первое серьезное путешествие. До этого похода я только мечтал о настоящих экспедициях, а в действительности я был обычным учителем физкультуры, который иногда зимой проводил с учениками тренировочные походы выходного дня с ночевкой. А этот поход уже был серьезной подготовкой к полярной экспедиции, хотя я пошел туда летом.

Ты шел один?

― Это не было запланировано заранее. Просто, все, кто собирался в этот поход, в результате вдруг нашли какие-то причины, мешающие им это сделать. Для меня это было неожиданностью. Мне вообще казалось, что все только и занимались тем, что отговаривали меня от этого путешествия. Пугали. Да я же вообще пошел только с компасом и картой, больше ничего у меня не было. Я и о тундре-то тогда ничего не знал.

Не боялся?

―Еще как. Было несколько моментов, когда хотелось все бросить и вернуться. Но только мысль о том, что я за слабак такой, не давала мне это сделать. Я помню, очень страшно было на второй день пути, когда началась гроза. Все так сверкало и громыхало, я находился в самом эпицентре грозы, это продолжалось целый день. Спрятаться некуда, кругом тундра. Я насилу поставил палатку, чтобы хоть как-то укрыться. Сидел и вычерпывал воду из нее, а стенки палатки прилипали к лицу. Это был ад. Я действительно думал, что мне конец.

Скажи, какое свое путешествие для себя ты считаешь самым важным?

― Первое, от Воркуты до Карского залива. А после него уже я предпринял еще одно одиночное экстремальное путешествие зимой, на лыжах. Отправился от Воркуты до острова Вайгач. Хотя опять я не собирался идти один. Просто все опять отказались. Но для меня это уже не было таким потрясением, как в первый раз. «Русское радио» обеспечило меня спутниковой связью. У меня был GPS - навигатор, который позволял с точностью до миллиметра определить мое местонахождение. Я все просчитал до мелочей. Как нужно ставить палатку, когда начинается пурга. Палатку при шквальном ветре поставить невероятно трудно, ее может унести, и заметет мгновенно, так что можно потом вообще не найти. Я придумал привязывать ее к саням-волокушам, и потому она всегда болталась где-то рядом, пока я пытался закрепить ее. Еще страшно было  с белым медведем повстречаться. И хотя я очень этого опасался, у меня было все придумано до мелочей. Если я встречаю медведя, первое, что я делаю, снимаю презерватив с дула винтовки (это резиновое изделие - лучший способ уберечь ствол от снега), и стреляю, второе ― выстрел ракетницей, третье - фотографирую. Ружье для того, чтобы убить, ракетница - чтобы отпугнуть, а фотоаппарат - просто потому что интересно.

z_da4aad90

Не встретил медведя?

―Слава богу, нет. Но страха тоже натерпелся. Во-первых, из-за пурги я двигался иногда очень медленно, а запас продуктов был на определенное, рассчитанное мной время. Я из графика сильно выбивался. Еще и мороз ударил, а у меня спальник на минус шестнадцать. Самое главное было не заснуть надолго, можно ведь и не проснуться. А спать, чтобы были силы двигаться дальше, необходимо. Я вспомнил, как мама мне в детстве говорила, что человек может управлять своим сном. Нужно просто перед тем, как заснуть, давать себе установку: через час мне нужно проснуться. И мне это помогло. Я действительно давал себе команду, засыпал, потом просыпался, нагревал палатку газовой горелкой и снова засыпал, чтобы проснуться по команде через определенное время. Вообще я, когда было по-настоящему страшно, писал дневник, еще в первом путешествии, а когда на Вайгач шел, наговаривал на диктофон все, что со мной происходит.  Помогало отвлечься.

Был еще один случай, когда я испытал настоящий ужас. На восьмой день пути к Вайгачу я не смог открыть глаза, они ужасно болели, и я вообще ничего не видел. Меня предупреждали, что надо обязательно надевать солнечные очки, чтобы уберечь глаза, но я как-то всерьез это не воспринял и держал их в основном на лбу. Понять, что ты совершенно слепой - это очень страшно. Как двигаться дальше? Правый глаз открылся только через два дня. Я уже думал, что если через три дня я не буду видеть, мне придется вернуться. Но все обошлось, я добрался до промежуточной точки Каратайка в 250 км от Воркуты, там мне повезло, прилетел вертолет с бригадой врачей для диспансеризации населения, выписали мне какую-то мазь для глаз. А еще там у меня попутчик появился - ненецкий парнишка, который пошел со мной на остров, чтобы повидать родственников.

Скажи, этот поход для того только, чтобы доказать себе, что ты можешь пойти на Северный полюс.

― Не совсем, я уже после первого похода знал, что смогу, но это знал только я, другие же не знали, меня же никто слушать не хотел.  Нужно было, чтобы со мной стали считаться, как с путешественником. И после этого похода я уже мог говорить со знаменитыми полярниками Дмитрием Шпаро и Георгием Карпенко. Они ходили на Северный полюс с мыса Арктического на архипелаге Северная земля, там, где ходят все. А я хотел отправиться по следам экспедиции Георгия Седова. Меня вообще всегда вдохновлял этот человек. Я считаю, что его незаслуженно забыли. А он был действительно великим путешественником. И даже смерть выбрал себе героическую. Его могила находится на мысе Аук, на острове Рудольфа. Я хочу осуществить не только свою, но и его мечту. В 19-20 веке мыс Рудольфа был отправной точкой всех  экспедиций на Северный полюс, но ни одна из них не увенчалась успехом. Пытались идти этим путем две русских, две американских и норвежская экспедиция, но Северного полюса никто не достиг: кто вернулся, кто погиб, кто пропал без вести. В марте там открывается Большая Арктическая полынья, которую никто не смог преодолеть. А я знаю, как это сделать. Я уверен, что смогу пройти этим путем.

А если так и не удастся совершить такую экспедицию?

― Придумаю что-то другое. В жизни так много интересного.

Сейчас ты организовал ООО «Активный отдых» и водишь группы в походы по Северному и Полярному Уралу, устраиваешь туры выходного дня на байдарках. Это тоже этап подготовки к экспедиции?

― Я никак не могу найти спонсоров для организации своей экспедиции, потому решил заработать деньги сам. Пока, правда, прибыль невелика.

Сергей, не секрет, бытует мнение, что туризм в республике Коми может быть только дорогим, элитным. Сторонники этой точки зрения считают, что массовый туризм в Коми, где нет инфраструктуры, нет дорог, нет условий, это утопия, и потому здесь можно развивать только дорогие эксклюзивные туры для богатых людей. Что ты об этом думаешь?

― Совершенно не согласен. Туризм должен быть массовым. Особенно активный туризм. Я вижу, что такие туры пользуются спросом. Люди должны видеть красоту своей земли. Любой человек. Хоть бабушка пенсионерка, хоть школьник. Я считаю, что нужно стремиться к тому, чтобы туризм, напротив, стал доступнее. Мы ― богачи, у нас есть главное богатство - реки и горы. И те, кто это понимает, не останавливаются перед тем, что дорог нет, нет гостиниц или инфраструктуры.

Хорошо, но много ли таких людей, которые для того, чтобы увидеть красоты Приполярного Урала, готовы идти несколько дней по болотам, спать в палатках и питаться сублематами? Мне кажется, что желающих не так много.

― Да много, конечно. Но ты права, людей, конечно, останавливают трудности перехода и отсутствие удобств. Но мы же в состоянии это менять. Если мы будем думать, что в Коми невозможен массовый туризм, его и не будет никогда. Я когда во Франции на Монблане был, испытал шок. Благодаря этому путешествию я понял, каким должен быть активный туризм. Мы же в состоянии почистить тропы, мост веревочный протянуть через реку.

Меня как-то представили директору национального парка «Югыд ва», она говорит: «А, это ты хотел на Приполярном Урале смотровые площадки построить?» Я, действительно, считаю, что должны быть построены такие площадки, должны быть подъемники для тех, кто не может подняться сам. Но пока, к сожалению, имеем то, что имеем.

Дома тебя поддерживают?

―Я всем своим женам всегда говорил, что мне нужно от них только понимание и терпение.

А сколько жен у тебя было?

― Сейчас  пятая.

Слушай, ты такой любвеобильный, или просто жены от тебя уходят, потому что не выдерживают твоей одержимости? Это они тебя бросали, или ты сам уходил?

―Когда как. Но в основном, браки распадались из-за того, что я слишком погружен в свои дела. А у них терпения не хватало пережить это. Мне, знаешь, какая женщина нужна? Я сам очень неорганизованный в быту, и для меня важно, чтобы моя жена обеспечивала мне эти бытовые мелочи: готовила еду, знала, где что лежит, чтобы я не искал какие-то бумажки, не отвлекался на мелочи. В общем, их дело ― обеспечить мне быт, пока я буду мир завоевывать. Сейчас, мне кажется, я как раз и нашел такую женщину.

К записи "«Женщина должна обеспечить мне быт, пока я буду мир завоевывать»" 2 комментария
  1. Да, действительно, одержимый человек. Молодец, твёрдо идёт к своей цели.

    [Ответить]

  2. Сергей:

    Он больной или раненный в детстве. Люди уважающие себя с ним в поход не пойдут. Кидос своего рода деспотичный.

    [Ответить]

Оставить свой комментарий

Поиск по сайту
Отправляйся в путешествие
Все билеты и отели на OneTwoTrip.com
Живу. Путешествую. Люблю
Елена Аквилон

travel-журналист Елена Аквилон

© 2017    Focus Point    //    Войти   //    Вверх